mercator: (Default)
zoom


Когда жена уезжает куда-нибудь одна, муж бегает по комнате и не находит себе места.
   Ногти у мужа страшно отрастают, голова трясется, а лицо покрывается мелкими черными точками.
   Квартиранты утешают покинутого мужа и кормят его свиным зельцем. Но покинутый муж теряет аппетит и преимущественно пьет пустой чай.
   В это время его жена купается в озере и случайно задевает ногой подводную корягу. Из-под коряги выплывает щука и кусает жену за пятку. Жена с криком выскакивает из воды и бежит к дому. Навстречу жене бежит хозяйская дочка. Жена показывает хозяйской дочке пораненную ногу и просит ее забинтовать.
   Вечером жена пишет мужу письмо и подробно описывает свое злоключение.
   Муж читает письмо и волнуется до такой степени, что роняет из рук стакан с водой, который падает на пол и разбивается.
   Муж собирает осколки стакана и ранит ими себе руку.
  Забинтовав пораненный палец, муж садится и пишет жене письмо. Потом выходит на улицу, чтобы бросить письмо в почтовую кружку.
   Но на улице муж находит папиросную коробку, а в коробке 30 000 рублей.
  Муж экстренно выписывает жену обратно, и они начинают счастливую жизнь.
 

Даниил Хармс

↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom

Вот Кумпельбаков пробегает,
держа на палке мыслей пук.
К нему Кондратьев подбегает,
издав губами странный звук.

Тут Кумпельбаков сделал глазом
в толпу направо дивный знак.
Упал в траву Кондратьев разом
и встать не мог уже никак.

Смеётся громко Кумпельбаков.
Лежит Кондратьев точно сор.
От глаза лишь нежданных знаков
какой случается позор!
 

Даниил Хармс.

"Знак при помощи глаза"

(21 августа 1933)


↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom

  Мишурин был катерпиллером. Поэтому, а может быть и не поэтому, он любил лежать под диваном или за шкапом и сосать пыль. Так как он был человек не особенно аккуратный, то иногда целый день его рожа была в пыли, как в пуху.

   Однажды его пригласили в гости, и Мишурин решил слегка пополоскать свою физиономию. Он налил в таз теплой воды, пустил туда немного уксусу и погрузил в воду свое лицо. Как видно, уксусу в воде было слишком много, и потому Мишурин ослеп. До глубокой старости он ходил ощупью и поэтому, а может быть и не поэтому стал ещё больше походить на катерпиллера. 


Даниил Хармс.

"Приключения Катерпиллера"

(пятница 16 октября 1940)


↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


Жил-был человек, звали его Кузнецов. Однажды сломалась у него табуретка. Он вышел из дома и пошел в магазин купить столярного клея, чтобы склеить табуретку.

   Когда Кузнецов проходил мимо недостроенного дома, сверху упал кирпич и ударил Кузнецова по голове.

   Кузнецов упал, но сразу же вскочил на ноги и пощупал свою голову. На голове у Куз-нецова вскочила огромная шишка.

   Кузнецов погладил шишку рукой и сказал:

   – Я гражданин Кузнецов, вышел из дома и пошел в магазин, чтобы... чтобы... что-бы... Ах, что же это такое! Я забыл, зачем я пошел в магазин!

   В это время с крыши упал второй кирпич и опять стукнул Кузнецова по голове.

   – Ах! – вскрикнул Кузнецов, схватился за голову и нащупал на голове вторую шишку.

   – Вот так история! – сказал Кузнецов.– Я гражданин Кузнецов, вышел из дома и по-шел в... пошел в... пошел в ... куда же я пошел? Я забыл, куда я пошел!

   Тут сверху на Кузнецова упал третий кирпич. И на голове Кузнецова вскочила тре-тья шишка.

   – Ай-ай-ай! – закричал Кузнецов, хватаясь за голову.– Я гражданин Кузнецов, вышел из... вышел из... вышел из погреба? Нет. Вышел из бочки? Нет! Откуда же я вышел?

   С крыши упал четвертый кирпич, ударил Кузнецова по затылку, и на затылке у Кузнецова вскочила четвертая шишка.

   – Ну и ну! – сказал Кузнецов, почесывая затылок.– Я... я... я... Кто же я? Никак я забыл, как меня зовут? Вот так история! Как же меня зовут? Василий Петухов? Нет. Николай Сапогов? Нет. Пантелей Рысаков? Нет. Ну кто же я?

   Но тут с крыши упал пятый кирпич и так стукнул Кузнецова по затылку, что Кузне-цов окончательно позабыл все на свете и, крикнув "О-го-го!", побежал по улице.

   ***

   Пожалуйста! Если кто-нибудь встретит на улице человека, у которого на голове пять шишек, то напомните ему, что зовут его Кузнецов и что ему нужно купить столярного клея и починить ломаную табуретку.


 Даниил Хармс. "Кузнецов"
 

↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


Лето, письменный стол. Направо дверь. На столе картина. На картине нарисована лошадь, а в зубах у лошади цыган. Ольга Петровна колет дрова. При каждом ударе с носа Ольги Петровны соскакивает пенсне. Евдоким Осипович сидит в креслах и курит.

Ольга Петровна (ударяет колуном по полену, которое, однако, нисколько не раскалывается).

Евдоким Осипович:
-Тюк!

Ольга Петровна (надевая пенсне, бьёт по полену).

Евдоким Осипович:
-Тюк!

Ольга Петровна (надевая пенсне):
-Евдоким Осипович! Я вас прошу, не говорите этого слова "тюк".

Евдоким Осипович:
-Хорошо, хорошо.

Ольга Петровна (ударяет колуном по полену).

Евдоким Осипович:
-Тюк!

Ольга Петровна (надевая пенсне):
-Евдоким Осипович! Вы обещали не говорить этого слова "тюк".

Евдоким Осипович:
-Хорошо, хорошо, Ольга Петровна! Больше не буду.

Ольга Петровна (ударяет колуном по полену).

Евдоким Осипович:
-Тюк!

Ольга Петровна (надевая пенсне):
-Это безобразие! Взрослый пожилой человек и не понимает простой человеческой просьбы!

Евдоким Осипович:
-Ольга Петровна! Вы можете спокойно продолжать вашу работу. Я больше мешать не буду.

Ольга Петровна:
-Ну я прошу вас, я очень прошу вас: дайте мне расколоть хотя бы это полено.

Евдоким Осипович:
-Колите, конечно, колите!

Ольга Петровна (ударяет колуном по полену).

Евдоким Осипович:
-Тюк!

Ольга Петровна роняет колун, открывает рот, но ничего не может сказать. 
Евдоким Осипович встаёт с кресел, оглядывает Ольгу Петровну с головы до ног и медленно уходит.
Ольга Петровна стоит неподвижно с открытым ртом и смотрит на удаляющегося Евдокима Осиповича.

Занавес медленно опускается.
 

Даниил Хармс. "Тюк!"
(11.4.1933)


↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


Антон Антонович сбрил себе бороду и все его знакомые перестали его узнавать.

"Да как же так, - говорил Антон Антонович, - ведь это я, Антон Антонович. Только я себе бороду сбрил".

"Ну да" - говорили знакомые. - У Антон Антоновича была борода, а у вас ее нету".

"Я вам говорю, что и у меня была борода, да я ее сбрил", говорил Антон Антонович.

"Мало ли у кого раньше борода была"' - говорили знакомые.

"Да что же это в самом деле, - говорил разозлясь Антон Антонович - Кто же я тогда по-вашему?"

"Не знаем, - говорили знакомые. - Только вы не Антон Антонович".

Антон Антонович растерялся и не знал, что ему делать. Он пошел в гости к Наскаковым, но там его встретили с удивленными лицами и спросили: "кого вам нужно?".

"Мне вас нужно Марусенька! - сказал Антон Антонович. - Неужели вы меня не узнаёте!"

"Нет, - скачала Маруся Наскакова с любопытством. - Подождите, может быть, я вас видела у Валенти-ны Петровны?"

"Да что вы Маруся! - сказал Антон Антонович. - Ну посмотрите на меня хорошенько. Узнаёте?"

"Подождите, подождите... Нет, я не могу вспомнить кто вы," - сказала Маруся.

"Да я Антон Антонович! - сказал Антон Антонович. - Теперь узнали?"

"Нет, - сказала Маруся, - вы надо мной шутите".



Даниил Хармс.
сер. 1930-х


↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


Жил однажды человек по имени Фёдор Фёдорович Колпаков.   
   - Я,- говорил Фёдор Фёдорович Колпаков,- ничего не боюсь! Хоть в меня из пушки стреляй, хоть меня в воду бросай, хоть меня огнём жги - ничего я не боюсь! Я и тигров не боюсь, и орлов не боюсь, и китов не боюсь и пауков не боюсь,- ничего я не боюсь!
   Вот однажды Фёдор Фёдорович Колпаков стоял на мосту и смотрел, как водолазы в воду опускаются. Смотрел, смотрел, а потом, когда водолазы вылезли из воды и сняли свои водолазные костюмы, Фёдор Фёдорович не утерпел и давай им с моста кричать:
   - Эй,- кричит,- это что! Я бы ещё и не так мог! Я ничего не боюсь! Я и тигров не боюсь, и орлов не боюсь, и китов не боюсь и пауков не боюсь,- ничего я не боюсь! Хоть меня огнём жги, хоть в меня из пушки стреляй, хоть меня в воду бросай - ничего я не боюсь!
   -А ну-ка,- говорят ему водолазы,- хочешь попробовать в воду спуститься?
  -Зачем же это? - говорит Фёдор Фёдорович и собирается прочь уйти.
   - Что, брат, струсил? - говорят ему водолазы.
   - Ничего я не струсил,- говорит Фёдор Фёдорович,- а только чего же я под воду полезу?
   - Боишься! - говорят водолазы.
   - Нет, не боюсь! - говорит Фёдор Фёдорович Колпаков.
   - Тогда надевай водолазный костюм и полезай в воду.
   Опустился Фёдор Фёдорович Колпаков под воду. А водолазы ему сверху в телефон кричат:
   - Ну как, Фёдор Фёдорович? Страшно?
   А Фёдор Фёдорович им снизу отвечает:
   - Няв... няв... няв...
   - Ну,- говорят водолазы,- хватит с него.
   Вытащили они Фёдора Фёдоровича из воды, сняли с него водолазный костюм, а Фёдор Фёдорович смотрит вокруг дикими глазами и всё только "няв... няв... няв...", говорит.
   - То-то, брат, зря не хвастай,- сказали ему водолазы и ссадили его на берег.
   Пошёл Фёдор Фёдорович Колпаков домой и с тех пор больше никогда не хвастал.

Даниил Хармс.

↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


  В одном городе, но я не скажу в каком, жил человек, звали его Фома Петрович Пепермалдеев. Роста он был обыкновенного, одевался просто и незаметно, большей частью ходил в серой толстовке и темно-синих брюках, на носу носил круглые металлические очки, волосы зачёсывал на пробор, усы и бороду брил и в общем был человеком совершенно незаметным.
   
   Я даже не знаю, чем он занимался: то ли служил где-то на почте, то ли работал кем-то на лесопильном заводе. Знаю только, что каждый день он возвращался домой в половине шестого и ложился на диван отдохнуть и поспать часок. Потом вставал, кипятил в электрическом чайнике воду и садился пить чай с пшеничным хлебцем.

Даниил Хармс.

↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


  Семен Семёнович, надев очки, смотрит на сосну и видит: на сосне сидит мужик и показывает ему кулак.

   Семен Семёнович, сняв очки, смотрит на сосну и видит, что на сосне никто не сидит.

   Семен Семёнович, надев очки, смотрит на сосну и опять видит, что на сосне сидит мужик и показывает ему кулак.

   Семен Семёнович, сняв очки, опять видит, что на сосне никто не сидит.

   Семен Семёнович, опять надев очки, смотрит на сосну и опять видит, что на сосне сидит мужик и показывает ему кулак.

   Семен Семёнович не желает верить в это явление и считает это явление оптическим обманом.


Даниил Хармс. "Оптический обман"
1934 год


↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


  Абрам Демьянович Пентопасов громко вскрикнул и прижал к глазам платок. Но было поздно. Пепел и мягкая пыль залепила глаза Абрама Демьяновича. С этого времени глаза Абрама Демьяновича начали болеть, постепенно покрылись они противными болячками, и Абрам Демьянович ослеп.


   Слепого инвалида Абрама Демьяновича вытолкали со службы и назначили ему мизерную пенсию в 36 рублей в месяц.

   Совершенно понятно, что этих денег не хватало на жизнь Абраму Демьяновичу. Кило хлеба стоило рубль десять копеек, а лук порей стоил 48 копеек на рынке.

   И вот инвалид труда стал все чаще прикладываться к выгребным ямам. Трудно было слепому среди всей шелухи и грязи найти съедобные отбросы. А на чужом дворе и саму то помойку найти нелегко. Глазами то не видать, а спросить: где тут у вас помойная яма? – как то неловко. Оставалось только нюхать.

   Некоторые помойки так пахнут, что за версту слышно, другие, которые с крышкой, совершенно найти невозможно.

   Хорошо, если дворник добрый попадется, а другой так шуганет, что всякий аппетит пропадет.

   Однажды Абрам Демьянович залез на чужую помойку, а его там укусила крыса, и он вылез обратно. Так в тот день и не ел ничего.

   Но вот как то утром у Абрама Демьяновича что то отскочило от правого глаза.

   Абрам Демьянович потер этот глаз и вдруг увидел свет. А потом и от левого глаза что то отскочило, и Абрам Демьянович прозрел. С этого дня Абрам Демьянович пошел в гору.

   Всюду Абрама Демьяновича нарасхват.

   А в Наркомтяжпроме, так там Абрама Демьяновича чуть не на руках носили.

   И стал Абрам Демьянович великим человеком.


Даниил Хармс.
1936 год


↑фото увеличивается↑
mercator: (Default)
zoom


  Андрей Андреевич Мясов купил на рынке фитиль и понёс его домой.

   По дороге Андрей Андреевич потерял фитиль и зашёл в магазин купить полтораста грамм полтавской колбасы. Потом Андрей Андреевич зашёл в молокосоюз и купил бутылку кефира, потом выпил в ларьке маленькую кружечку хлебного кваса и встал в очередь за газетой. Очередь была довольно длинная, и Андрей Андреевич простоял в очереди не менее двадцати минут, но, когда он подходил к газетчику, то газеты перед самым его носом кончились.

   Андрей Андреевич потоптался на месте и пошёл домой, но по дороге потерял кефир и завернул в булочную, купил французскую булку, но потерял полтавскую колбасу.

   Тогда Андрей Андреевич пошёл прямо домой, но по дороге упал, потерял французскую булку и сломал своё пенсне.

   Домой Андрей Андреевич пришёл очень злой и сразу лёг спать, но долго не мог заснуть, а когда заснул, то увидел сон: будто он потерял зубную щетку и чистит зубы каким-то подсвечником.

Даниил Хармс.

↑фото увеличивается↑

Profile

mercator: (Default)
mercator

July 2011

S M T W T F S
     12
345678 9
10 1112131415 16
17 181920212223
24252627 282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 10:51 am
Powered by Dreamwidth Studios